admin/ Ноябрь 21, 2012/ Статьи

«Нет альтернативы весу»

Текст и фотографии Веса Лефлера (Wes Lefler)


Старик Рэй обучал нас ценности винтовки с тяжелым стволом для кучности и прецизионной стрельбы в поле.


«Вы, парни, можете купить все легкие винтовки, какие хотите, но когда я охочусь…Я хочу, чтобы моя винтовка стреляла кучно», говорил старина Рэй Алекзандер (Ray Alexander). «Когда мне нужно стрелять белок или сусликов из винтовки кольцевого воспламенения, мне нужна большая винтовка, которую я смогу удерживать неподвижно.»

В нашем маленьком городке старина Рэй был известен как непререкаемый авторитет в кучности винтовок и прецизионной стрельбе. Мы, несколько человек, стояли вокруг чугунной печи в его мастерской одним зимним утром, обсуждая потенциал кучности легких винтовок против тяжелых винтовок, и заводских винтовок против штучных винтовок. Этот старик собирал варминт и целевые винтовки всю свою жизнь, и он знал, что нужно, чтобы попадать в яблочко.

«Для кучной стрельбы из-за стола или в поле ничто не заменит вес!» сказал старый оружейник.

Он ласково дотронулся до большой винтовки Remington Модели 37, лежавшей на его рабочем столе, и сказал, «Все что нужно, чтобы превратить большую однозарядную целевую винтовку Remington Модели 37 в лучший в мире спортер .22 калибра – это пятизарядный магазин.»

Намного проще стрелять из винтовки с тяжелые стволом кучно, чем из винтовки с легким стволом. Это правда не только за столом, но и в поле. В поле жесткий упор позволит достичь очень высокую кучность. Здесь автор демонстрирует позицию для стрельбы в поле, которую он считает наиболее кучной, сидя с хорошим упором для спины – дерева. Он говорит, что Remington модели 37 с 20х оптическим прицелом Lyman Super Targetspot (показанные здесь) поднимает кучность в поле до высочайшего уровня.

«Но кто сможет носить ее?», протестовал Вилли Паркер. «Она такая большая, длинная и тяжелая!»

«Да, конечно, это большой спортер, но это именно то, что вам нужно для лучшей кучности в поле. Вы нигде не найдете действительно кучной легкой винтовки!»

«Ваши легкие спортеры слишком легки, чтобы стрелять. Они сделаны для того, чтобы их носить!» Старина Рэй Алекзандер не смягчал слова, когда речь шла о защите свойств тяжелой винтовки. Он был первым человеком, повернутым на винтовках 24 часа в сутки из всех, что я когда-либо знал. Его жена однажды сказала мне, «Постоянно с того момента, как я познакомилась с Рэем 40 лет назад, он весь в проектах, связанных с оружием.

Иногда ночью он встает и записывает новую идею об оружии», — сказала она, «Или в церкви он достает клочок бумаги и делает заметку об оружии… заметку, которую он не запомнил бы до возвращения домой».

ВАМ НУЖЕН КРЕПКИЙ ЖЕСТКИЙ СТВОЛ

Старик говорил нам, «Чтобы получить хоть какую-нибудь кучность, вам нужен крепкий жесткий ствол. И вам нужна крепкая затворная группа, чтобы удерживать этот ствол. И затем вам нужна довольно массивная ложа, чтобы собрать это все вместе, что-то, что будет удерживать их. Чаще всего штучная винтовка оказывается чуть более кучной, чем хорошая заводская винтовка без тюнинга, но не всегда».

Началом всему стал вопрос юного Вилли Паркера, который спросил Рэя о том, сколько он возьмет за сборку для него хорошей легкой ходовой винтовки. И старина Рэй ответил ему, «Сынок, если ты хочешь спросить о цене, то тебе не нужна моя винтовка. И таких вещей, как «хорошая» легкая ходовая винтовка, не существует».

Сконфуженный юный Вилли отошел и больше не сказал ни слова. В свои двадцать, Вилли часто говорил о себе, «Я не велик ростом, это правда. Но я достаточно взрослый для моего роста».

Другой парень попробовал извиниться за Вилли, и спросил, «Мистер Рэй, я в чем-то похож на Вилли. Я хотел бы узнать, сколько должна стоить винтовка, прежде чем дам за нее малую цену…и я думаю, что вы тоже».

Старина Рэй медленно повернул голову и посмотрел поверх своих очков. Он тщательно подбирал слова. «Да…я скажу…около тысячи долларов… или, возможно, до двух тысяч долларов».

«Что вы сделаете за эти деньги?» Я спросил, присоединившись к защитникам юного Вилли.

«Вы получите штучную винтовку!» сказал старина Рэй с коварной ухмылкой.


Отстройка от параллакса на этом оптическом прицеле Lyman Super Targetspot 1950-x годов может быть отрегулирована для прецизионной кучности, особенно на короткой дальности стрельбы из винтовки кольцевого воспламенения.

ГЛУПЫЙ ВОПРОС

Затем он ответил на вопрос юного Вилли. «Парни, я скажу вам. Вилли задал глупый вопрос. Это как если бы он сказал, «За сколько можно купить быструю машину?» Черт, это будет зависеть от машины. Это будет зависеть от тысячи вещей… модели, двигателя, кузова. Это будет зависеть от того, насколько хорошо она собрана, и от того, что вы хотите, и от того, за что вы захотите платить. Но больше всего это будет зависеть от того, насколько вы продумали то, что вам нужно».

Старина Рэй взглянул на стену, где висела штучная винтовка .257 Ackley с тяжелым стволом, которую он собрал недавно.

«Ну вот эта винтовка стоит где-то в районе $2000. Возьмите стоимость прицела, скажем, $400 за Lyman 10X Super Targetspot, и штучного ствола Hart, около $400, затворную группу Remington 700 – еще $400 и еще пару сотен на исправление ствола и затворной группы. Потом, я плачу $300 за эту красивую ореховую заготовку ложи. И если я добавлю еще за время, потраченное мною на ее сборку, подгонку и финишную обработку ложи, скажем, еще $400… что в итоге получим?»

«$1900 – проснулся юный Вили.

«Да, где-то так», продолжал старина Рэй. «Вы решаете, что вы хотите получить, а затем добавляете стоимость деталей и трудозатраты».

«Как вы думаете, насколько кучной будет эта винтовка?», — спросил кто-то.

«Кто знает?», продолжал старик. «Этого вы никогда не узнаете наверняка, пока не постреляете из нее. Ну, должна быть в пределах половины дюйма на 100 ярдов, с хорошими зарядами и хорошим оптическим прицелом, конечно же».

«Варминт винтовка Winchester Модели 70 до 64 года с тяжелым стволом в .243 будет стрелять так же хорошо», сказал он, «или Remington 40ХВ с тяжелым стволом в .220 Swift. Ничто не сможет перестрелять эти большие винтовки.»

Арчи Норманн подошел к винтовке, висевшей на стене и посмотрел на нее. Будучи местным автодилером, Арчи был завидным хэндлоадером и варминт охотником, и он был известен тем, что покупал то, что хотел.

«Мистер Рэй, отдадите мне эту винтовку сегодня за $2000?», спросил он.

«Она не продается», — холодно ответил старик.

«Но почему?» продолжал Арчи.

«Потому что она мне вроде как дорога. Я собираюсь оставить ее у себя и посмотреть, насколько она хороша. Но если она не будет стрелять, я, возможно, продам ее.»

Старик Рэй был независимым человеком. И ему нравилось подкалывать некоторых людей, просто ради забавы. Когда Арчи насупился, развернулся и вышел из мастерской, старина Рэй сухо сказал, «Я не продаю своих винтовок. По крайней мере, не ему. Возможно, за $2500 мог бы. Возможно.»

Старина Рэй управлял механической мастерской, работая достаточно времени лишь для того, чтобы поддерживать себя и свою жену, а также его хобби – варминт охоту. Он имел все инструменты, токарные станки и все необходимые приспособления, которые могли помочь ему собирать более кучные винтовки. Большую часть времени он либо собирал винтовки, либо тестировал их на местном стрельбище.

«Мистер Рэй, сколько весит эта новая винтовка?», спросил я.

«Чуть более 10 фунтов», быстро ответил он. «И это практически идеальный вес для винтовки, если вы хотите, чтобы она стреляла. Парни, я говорю о кучности. Я говорю о том, что винтовка должна попадать в то, по чем вы из нее стреляете. Вы, ребята, все время говорите о сборке «ходовых винтовок», но ходовая винтовка – это ни что иное как маленькая старая оленья винтовка. Все эти ходовые винтовки – это… просто обычные оленьи винтовки.»

Наконец, в разговор вступил Бад Хойл.

«Рэй, я слышал, как ты говорил, что ты можешь собрать легкую винтовку, которая будет такой же кучной, как и тяжелая винтовка. Ты готов повторить это мне?»

Старик проигнорировал вопрос Бада, но перевел его в несколько иное русло.

«Вы, ребята, говорите, что вес не имеет значения. Вы говорите, что легкий спортер будет таким же кучным в поле? Ладно, вот что мы сделаем. Вы возьмете свои лучшие спортеры .22 кольцевого воспламенения, и пойдете с ними на стрельбище, а я буду стрелять из моей старой модели 37 с тяжелым стволом. Посмотрим, имеет ли вес значение. Устроим соревнование.»

ПОЛЕВЫЕ СТРЕЛЬБЫ

Старик посмотрел на всех нас и сказал, «Теперь запомните, это полевые стрельбы. Ни у кого нет упора для стрельбы. Вы можете стрелять стоя, с колена или сидя. Не лежа. Каждому из вас не больше 30, а мне почти 60, поэтому каждый из вас должен быть в состоянии надрать мне зад.

«Так как?», сказал он, посмотрев на молодых стрелков. «Кто из вас, парни, хочет выступить против моего старого 37-го первым?»

«Я приеду на стрельбище завтра в полдень, каждый, кто не против взять ланч с собой, может придти и стрелять со мной». На следующий день я был на стрельбище в 11:30, я полностью подготовился, когда прибыл старик Рэй, ровно в полдень. За 30 минут нас собралась целая толпа, и мы были готовы состязаться с большой 37 Рэя. Все мы знали, что 37 Рэя была более кучной, чем наши спортеры, но мы, вероятно, считали, что были лучшими стрелками в поле, чем он.

Так как я оказался первым, то и стрелял я первым, одну группу из пяти выстрелов на 50 ярдов из положения сидя. Норрис Бост стрелял за мной, затем стрелял Бад Хойл. Старина Рэй сказал, что будет стрелять последним, чтобы знать, какой результат ему нужен для победы. В этом матче считалась только одна вещь, самый малый размер группы из всех пяти выстрелов.

Группы Билли Смита имели самый малый средний размер, до тех пор, пока старик Рэй не начал стрелять. Из положения сидя размер групп Билли из пяти выстрелов составлял .935 дюйма, довольно хорошо, я полагал, для его спортера Winchester Модели 75. Я был недалеко от него с результатом .969, полученным из моего Remington 541T. Другие две группы были чуть больше дюйма.


Сборка магазина Remington Модели 37 (не штамповка, а фрезерованная из инструментальной стали) – без сомнений является самой точной из когда-либо устанавливаемых на Американские винтовки .22 калибра. Модель 37 оснащается устанавливаемым на заводе «волшебным» спуском (полностью регулируемым), ложей с высоким гребнем конструкции Randle с полностью пистолетной рукояткой и широким цевьем типа «бобровый хвост». Для стрельбы из-за стола вся эта сборка магазина может быть заменена на однозарядный магазин (не адаптер, но полностью взаимозаменяемая сборка).

Затем настала очередь старика Рэя.

Старик сел на землю, подготовился к стрельбе, положив локти на колени. Он смачно дослал пальцем патрон в патронник своей большой винтовки и аккуратно закрыл затвор. Его винтовка имела установленный на ствол целевой прицел Unertl 10X. Неторопливо он произвел пять выстрелов, и когда мы измерили его группу, оказалось, что она была чуть больше половины дюйма, .508.

«Кто нибудь хочет пострелять еще?» — ухмыльнулся старина Рэй.

Билли и я решили попробовать снова, но обе наши группы оказались еще большими, чем в первый раз. Две группы старика были намного меньшими дюйма, .537 и .614.

Никто всерьез и не рассчитывал улучшить результат старика, но было забавно попробовать. В конце концов, многие из нас охотились на белок и сурков с этим человеком много раз, и никто не смог припомнить, чтобы он когда-либо промахнулся с выстрелом в голову.

«Если кто-то из вас, ребята, хочет пострелять из винтовки центрального воспламенения, я принесу свою большую 40Х .308 калибра сюда на стрельбище завтра, и мы посмотрим, на что способны ваши оленьи винтовки».

Этот человек жил и охотился до 80-летнего возраста, но прежде чем он умер, каждый из нас охотился со спортивными .22.

Старик добился своего.

За многие годы мой Remington 37 провел больше времени за столом, чем в поле, просто потому, что мне нравилось стрелять маленькие группы. Я видел, как 37 старика отстреливала множество групп в пределах четверти дюйма, и моя могла делать то же самое.

Мы выяснили для себя, что .22 с длинный тяжелым стволом и малошумными матчевыми патронами стреляли также тихо, как и короткостовльный спортер, стреляющий короткими .22. Иногда низкий шум является первичным требованием при охотах около изолированных летних домиков городских жителей, владельцы которых могут позвонить шерифу при первом раскате винтовочного выстрела. Тихий шлепок матчевого патрона .22 калибра из длинноствольной винтовки был слабо слышен уже на кромке поля, на котором мы охотились.

Кроме того, мы обнаружили, что почти все хорошие высокоскоростные матчевые патроны стреляют хорошо в целевых винтовках.


Регулировки по горизонтали и вертикали на этом большом прицеле Lyman Super Targetspot экстремально точны и воспроизводимы.

Старик испытывал слабость к точным варминт-спортивным оптическим прицелам, и все наши парни решили, как и он, что они лучше всего подходили для прекрасной меткости стрельбы, даже в поле. Три известных прицела, которые все мы любили, были Lyman Super Targetspot, Unertl Ultra Varmint и знаменитый 3200 от Redfield. Они были длинными, закрепляемыми на стволе, оптическими прицелами с внешними выверками, за исключением Redfield, имевшего внутренние выверки.


Оба целевых прицела, Lyman и Unertl имеют пружины отдачи, показанные здесь на прицеле Lyman (верхнее фото), в то время как Redfield 3200 не имеет пружины отдачи. Выверки на Redfield внутренние, но на Lyman и Unertl выверки внешние.

Эти прицелы имелись в вариантах увеличения 10Х, 12Х, 16Х, 20Х, 24Х, 25Х и 30Х. Lyman был единственным 30Х оптическим прицелом, но Redfield имел выверки с шагом 1/32 МОА и стоил примерно на $100 дороже, чем другие два брэнда. Все три прицела были сняты с производства между 1978 и 1985 годами. Lyman пропал первым в 1978, затем Redfield в 1982 и, наконец, Unertl в 1985.

Мелким недостатком было то, что эти оптические прицелы имели длинные, малого диаметра крепежные трубы (для их 24 дюймов длины), что слегка уменьшало их светопропускание на более высоких увеличениях. Основным их недостатком были короткие величины удаления выходного зрачка (по мере подъема увеличения), но Redfield имел явное преимущество в виде увеличенного на один дюйм удаления выходного зрачка на более высоких кратностях, и это делало его более подходящим охотничьим прицелом.

НЕКОТОРЫЕ ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА

В те дни их выбирали за исключительную оптическую резкость. Также плюсом старых целевых прицелов были их точные выверки с маховичками, которые были внешними и воспроизводимыми.

Моим любимым прицелом из них был Redfield 3200 из-за его большего удаления выходного зрачка, но я думаю, что большие пружины и внешние регулировки прицелов Unertl и Lyman выглядели по-настоящему круто. Внешние регулировки на Lyman и Unertl имели трехточечную систему подвеса прицела в заднем кронштейне и большой подпружиненный демпфер отдачи на трубах этих прицелов. Регулировки на Redfield были внутренними, как и в большинстве других прицелов, но имели точные целевые барабанчики, какие были на Lyman и Unertl.


Автор считает эту целевую винтовку Winchester модели 52 своей любимой универсальной настольной и полевой винтовкой, и недаром. Она имеет самый легкий из трех заводской целевой ствол и оснащена высококачественным произведенным и установленным Карлом Кенионом спусковым механизмом. Хорошо известным многим поколениям, 88-летний Карл Кенион до сих пор работает каждый день, устанавливая штучные стволы и собирая и устанавливая свои спусковые механизмы Kenyon в своей мастерской в Илай, Невада. Оптический прицел – Lyman Super Targetspot 20X. C 1940-x этот точный прицел выпускался в вариантах от 10х до 24х. Большая линза объектива этого прицела обеспечивает существенное светопропускание, и позволяет производить высетрыл до дальностей в 200 ярдов. Выдающаяся ложа из французского ореха выполнена Wenig Gunstocks в Линкольне, Миссури.

Моим самым первым выбором комбинации винтовки и оптического прицела для полевого применения является мой Winchester 52B с его укороченным стволом, спусковым механизмом Karl Kenyon с почти нулевым усилием спуска и оптическим прицелом Redfield 16Х. В роли охотничьего прицела я предпочитаю 16Х как компромисс между 10Х и 24Х. На самом деле, я предпочитаю 16Х не только для охоты, но и для стрельбы из-за стола. 16Х обладает всей силой, которая может понадобиться для исключительной точности стрельбы из-за стола, и имеет намного большую величину светопропускания, чем оптические прицелы с более высокой кратностью. Эти выдающиеся оптические прицелы теперь остаются, в основном, лишь в руках коллекционеров, но их часто можно увидеть в продаже у рекламодателей PS. Цены варьируются от $300 до $600.

Существенным добавлением к высококачественному целевому оптическому прицелу является точно настраиваемый матчевый спусковой механизм, который всегда являлся частью Американского пакета целевой винтовки. И в поле ценность прецизионного спускового механизма нельзя переоценить. В полевых ситуациях, когда вы навели сетку на мишень, вам всегда приходится иметь дело с небольшими подвижками, связанными со стрелком. Поэтому вы должны касаться спускового крючка только тогда, когда сетка проходит через яблочко. И именно в этом случае матчевый спусковой механизм берет свое. Его нужно коснуться слегка и всего на наносекунду, когда картинка прицеливания оказывается идеальной. Именно это требуется для точного выстрела в голову. Вот почему еще важна тяжелая винтовка с тяжелым стволом. Винтовка с тяжелым стволом не будет так сильно колебаться, как легкий короткоствольный спортер. Это физическая закономерность, что тяжелые объекты имеют тенденцию к меньшей подвижности, и они остаются дольше в покое, чем более легкие объекты. Это не означает, что легкий спортер менее кучен, чем более тяжелая винтовка. Это означает лишь, что человеку труднее управлять оружием так, чтобы стрелять хорошо из легкоствольной винтовки. Другими словами, вы должны быть лучшим стрелком, чтобы попадать из легкой винтовки. Или скажем по-другому, как с легкой, так и с тяжелой винтовками, время спуска должно быть идеальным для того, чтобы центрироваться по яблочку, и проще этого достичь с более тяжелой винтовкой.

Нас всегда забавило то, как фермеры из горной Северной Каролины описывали наши большие винтовки, которые были всего-навсего маленькими .22-ми. Они очень поражались тем, какими убойными были эти винтовки…производя выстрелы в голову на сотню ярдов и далее.

Одним летним днем старина Рэй и я сидели с мистером Муди Кэйлом на переднем крыльце его дома, разговаривая о винтовках и стрельбе. Я заметил, что старик выследил что-то в траве около ветвей. «Что там, Рэй?», спросил я. Старик Рэй поднял свой бинокль, посмотрел недолго и сказал, «Мышь».

Он поднялся из своего кресла, пошел на передний двор, взял свою винтовку и прислонился к дереву. Он обнаружил мышь в свой оптический прицел и произвел выстрел. Выстрел был на 40 ярдов.

«Что это было?», — спросил мистер Муди, наклонившись вперед.

«Мышь», ответил я.

«Мышь?» — улыбнулся мистер Муди. «Где?»

Старина Рэй направил меня на место около куста, и я отыскал мышь (без головы), и принес ее, чтобы показать мистеру Муди.

«Ничего себе. Выстрел в голову по мыши! Неплохая стрельба!», улыбнулся мистер Муди.

Большая модель 37 от Ремингтона (1937-1940 и 1940-54) была лишь одной из трех винтовок, которые мы использовали. Другими двумя были Remington Модели 40Х, которая заменила модель 37 в 1956 году, и Winchester модели 52 – целевая винтовка (представленная в 1920 году), популярная по сей день, хотя и была снята с производства 30 лет назад.

Выбор из этих трех винтовок – дело личных пристрастий. Я до сих пор имеют по одной каждой модели, но никогда не мог решить, какая из них мне нравится больше, но, наверное, Винчестер 52 с матчевым спусковым механизмом Карла Кениона. Все три превосходно работают по мелкой дичи и мишеням.

После настрела в тысячи выстрелов из каждой, я определил, что Remington 40X чуть более кучный, чем Винчестер 52, если обе оснащены заводскими спусковыми механизмами. Тем не менее, когда одна оснащена спусковым механизмом Karl Kenyon, то стреляет намного кучнее, чем без матчевого спускового механизма Кениона (как с заводским, так и с любым сменным). Remington 37 Rangemaster была, в общем, чуть менее кучной, чем две другие, но иногда стреляла кучнее, чем любая из двух других с определенными брэндами и партиями матчевых патронов. Короче говоря, любая из этих трех винтовок может быть более кучной в какой-либо день с определенным брэндом патронов.

Хотя каждой из трех винтовок уже около 50 лет, все три винтовки до сих пор способны стрелять группы в четверть дюйма из пяти выстрелов из-за стола на 50 ярдов, и группы в поле намного меньше дюйма на 50 ярдов. Парни, лучше стреляющие в поле, чем я, могут стрелять группы от трех восьмых до четверти дюйма с хорошего упора.

Из этих винтовок мы стреляли тогда, и стреляем из них до сих пор… Ремингтон 37, Винчестер 52 и Ремингтон 40Х. Зимой мы охотимся на белок, летом – на сурков…все благодаря нашему наставнику, старине Рэю…который раскрыл нам ценность винтовки с тяжелым стволом и точным целевым оптическим прицелом для прецизионной стрельбы в поле.